Свободный допуск в реанимацию на практике: мнение эксперта

873

Сейчас очень широко обсуждается вопрос о допуске посетителей в реанимации. У этого приказа МОЗ Украины есть как противники, так и сторонники. Об этом мы и поговорили с Владимиром Жовниром, главным доктором Центра детской кардиологии и кардиохирургии.

Хочу начать со своей истории, аналогию от которой к реанимациям провести не так уж и сложно, потому что она тоже связана с больницами и внутренними распоряжениями. Мне довелось рожать дважды с большим промежутком во времени. Первый раз в середине 90-х прошлого столетия, второй – в 2008. И это промежуток в 11 лет показал, насколько может меняться сама больница, ее внутренние распорядки и отношение персонала к людям.

К чему я веду? К тому, что в 1997 году допуска родственников в родильные отделения не было – посещения были строго под запретом, а папы и ближайшие родственники могли общаться с молодой мамой и увидеть малыша только через окно, которое находилось в лучшем случае на втором этаже. Передачу от мужа можно было получить только с помощью специально созданного им способом: через окно я спускала веревку с крючком, а на нее он подвешивал пакеты с едой, пеленками/распашонками.  Это все я вытаскивала наверх. Таким же образом возвращала не нужные мне вещи. Да что все это? Еще во время наступления схваток я поняла, как мне не хватает кого-то близкого рядом! Так как роды проходили не по графику (начали затихать), мне поставили капельницу. В это время жара была жуткая: воды подать некому, позвать медсестру и сказать, что заканчивается жидкость в бутылочке, – некому, да и поддержать некому! Это страшно! К чему были все эти сложности? К тому, что было «НЕ ПОЛОЖЕНО!» Не положено посещать рожениц, не положено передавать еду, и много других не положено.

Читай также: Что делать, если не пускают в реанимацию? Консультация юриста

А чуть более чем через 10 лет во время вторых родов у меня было ощущение, что я попала в другой мир. Папе можно было не только посещать малыша с мамой, но и остаться на ночь, чтобы помочь справляться с крохой в первый день после родов. Да что там остаться? Ему можно было присутствовать при родах! И не только ему, но и даже бабушке, сестре или подруге. И при этом посетитель абсолютно не мешал персоналу заниматься своими прямыми обязанностями. И все это в обычном государственном роддоме. Как ответила тогда мой доктор, принимающая роды, что это так хорошо, когда возле роженицы есть кто-то, кто готов помочь персоналу и взять часть обязанностей по уходу за ней на себя, ведь рук часто не хватает.

И самое важное: никто не говорил о том, что должна быть стерильность, и что еду роженице приносить нельзя (наоборот, говорили, что молодой маме нужно питаться привычной едой) и посетители принесут инфекцию, отвлекают персонал от работы и прочее... Да и маме и с крохой очень комфортно и приятно понимать, что они не в тюрьме, не за решеткой, а близкие – рядышком.

И вот я пришла к тому, к чему все это рассказывала. Да, после введения партнерских родов и открытых дверей роддомов, велись жесткие полемики на тему «А нужно ли?». Против выступали как сами пациентки роддомов, так и многие доктора старой школы. А в итоге оказалось, что все от этого только выиграли. Сейчас же в нашем обществе очень широко обсуждается вопрос посещения пациентов реанимации. Одни поддерживают приказ МОЗ Украины о допуске в реанимации, другие – выступают категорически против.

Реанимационные отделения всегда были для всех нас отдельным больничным миром, в котором действовали свои законы и правила, и нарушать их не смел никто. Что происходит за закрытыми дверьми ОИТ? Как обращаются с близким человеком там? Есть ли кому помочь ему, когда это необходимо? Должный ли уход получает? Как себя чувствует? Это даже не все вопросы, которые беспокоят родственников и близких, находящихся по ту сторону двери ОИТ. А что чувствуют, например, дети, попавшие в реанимационное отделение? Ведь давно уже известно, что рядом с мамой маленькие пациенты выздоравливают намного быстрее. Об этом мы поговорили с Владимиром Жовниром, главным детским анестезиологом МОЗ Украины, главным доктором Центра детской кардиологии и кардиохирургии, где практикуют допуск родителей в реанимации уже длительное время.

  • Владимир Апполинариевич, скажите, пожалуйста, как долго в Центре детской кардиологии и кардиохирургии практикуется допуск родных к детям, находящимся в ОИТ?

Мы практикуем подобное с 2004 года. Правда, до этого времени мы все равно пускали родителей к малышам, которых мы называем «хроническими» – они длительное время находятся в реанимации, поэтому без поддержки мам им очень трудно.

  • А как Вы пришли к мысли, что наперекор уставам и правилам, посетителей все же нужно пускать к маленьким пациентам, несмотря на то, что это реанимация?

После того, как побывал в США. Меня тогда удивило, что родители круглосуточно находятся в реанимации со своими детьми. И это там норма. Сотрудники больницы на мои вопросы привели много веских аргументов в пользу такого решения и рассказали, что уже на собственной практике убедились, что дети, находясь в реанимации с родителями, выздоравливают намного быстрее. По возвращению в Украину, мы и начали внедрять подобную практику в нашем Центре.

Читай также: Закрытые двери реанимации: приговор ребенку и родителям

  • Вы уже 12 лет пускаете посетителей в ОИТ, скажите, за это время были случаи, когда родители вели себя не совсем адекватно?

Обычно родители, которые постоянно находятся возле своего ребенка, прекрасно видят, что мы пытаемся сделать все возможное, чтобы их чадо выздоровело. Так как все у них на виду, и мы ничего не скрываем, они ведут себя вполне адекватно. Но в практике все же пару раз были случаи, когда пришлось вызывать тогда еще милицию: некоторые родители позволяли явиться в пьяном виде. Кроме того, сами мамы и папы других детей становились на защиту медперсонала и пытались успокоить «разбушевавшихся». 

  • В каких случаях родителей могут не пустить в реанимацию к ребенку в Вашем Центре?

Мы не пускаем только тогда, когда производятся какие-то манипуляции или хирургические действия, требующие стерильности и собранности всего медперсонала, когда лишние «советчики» и посторонние глаза ни к чему. По их завершению мама или папа могут опять вернуться к ребенку. Во всех других случаях родители могут увидеть своего ребенка, посидеть с ним, если это необходимо. Кроме того, взрослые обычно сами понимают, когда им нежелательно посещать своего ребенка, так как прекрасно оценивают все возможные риски. Но в любом случае родители могут попасть в ОИТ только продезинфицировав руки и надев спецодежду (маску, халат, бахилы). 

Как видно, абсолютно ничего страшного в том, что родственники смогут посещать реанимации, нет. Все зависит от самого персонала, от его готовности сотрудничать и находить общий язык с близкими людьми пациента. И в данном случае выигрывают все: родственники, которые могут общаться с близким, попавшим в ОИТ, сотрудники реанимационного отделения, потому что не нужно отвечать на множество ненужных вопросов обеспокоенных родственников (они итак все видят) и отвлекаться от работы, сами пациенты - ощущая близкого человека рядом, становится намного легче.

За помощь в написании статьи благодарим общественную инициативу "Бути поруч" и лично Владимира Жовнира.

 

 

 

Владимир Жовнир,

главный детский анестезиолог МОЗ Украины,

главный доктор Центра детской кардиологии и кардиохирургии.

Сервисы

Календарь прививок

Индивидуальный график прививок для малыша

Рассчитать

Календарь беременности

Все что ты хотела знать о беременности

Рассчитать

Таблица прикорма

Узнай как правильно вводить прикорм

Посмотреть

Популярное

Как поздравила мужа самая богатая певица Украины

Как пить воду натощак, чтобы вылечить много болезней: японский метод

Хайден Панеттьери показала подросшую дочку и объяснила отсутствие кольца на пальце