мама с дочкой shut

Жизнь продолжается. Рассказ

  • Источник
  • Автор

Марина укладывала спать маленького Димку, напевая тихонько песенку Окуджавы. Она не любила традиционные колыбельные, а под «Бумажного солдатика» Димка всегда затихал и мирно засыпал. Вот и сейчас, глазки сына медленно закрываются.

Наступает приятная минута покоя, когда можно отдохнуть от постоянных хлопот и просто подумать о чем угодно. Мысли приходят сами собой, а сейчас, глядя на любимое личико, к горлу подкатил тяжелый ком, и перед глазами встало другое детское лицо, а в ушах далеким эхом кошмара зазвенел тонкий голосок: «Мама! Мамочка! Иди ко мне!».

Марина вышла замуж по взаимной любви. И все в ее жизни складывалось замечательно – многие даже завидовали. Еще бы – муж перспективный программист, которого ценят на работе, зарплату постоянно повышают, ее саму на работе тоже ценят и уважают, при помощи родителей у молодой семьи образовалась двухкомнатная квартира в Киеве, правда, в «хрущевке», но зато своя, ведь очень многие и этого не имеют.

Через год брака у Марины родилась дочка – совершенно здоровый, с на удивление покладистым характером ребенок. Девочка почти не будила маму по ночам, честно спала с 10 вечера до 8 утра, пропуская положенное ночное кормление.

К пяти годам Настя, которую дома ласково называли Асей, уже научилась читать и очень любила, уложив рядом кота Бакса, читать ему вслух по слогам стихи Маршака.

Как известно, женщину всегда что-нибудь не удовлетворяет, особенно в семейной жизни. Даже если все хорошо – муж не пьет, ребенок не болеет и не капризничает, есть своя квартира, отдельная от всех родителей, денег условно хватает, женщина найдет из-за чего расстраиваться и на что пожаловаться сотрудницам. У Марины было все не так. Нарушая все законы природы, она ощущала себя абсолютно счастливой. И расчесывая длинные каштановые волосы малышки, она понимала – в ее жизни есть смысл. И на вопрос, который мучает человечество испокон века «В чем смысл жизни» ей молчаливо отвечала маленькая Ася, когда обнимала маму за шею и прижималась теплой щечкой к ее щеке.

Ася росла здоровым ребенком, поэтому, когда у малышки поднялась температура и начался резкий лающий кашель, Марина слегка растерялась. Участковый педиатр – пожилая матрона, которая, казалось, ненавидит не только детей, но и весь белый свет, буркнула под нос - «ОРЗ», бросила на стол бумажку с перечнем лекарств и недовольно удалилась, оставив на полу грязные лужи от сапог. Марина заглянула в бумажку, но не смогла прочитать ни одного слова… Всю неделю она старательно лечила девочку теми лекарствами, что прописал педиатр и народными средствами, которые подсказала мама, но Асе лучше не становилось. Температура падала на короткое время после приема жаропонижающего, а затем подскакивала еще выше, чем прежде. Наконец не выдержал муж, и когда ночью ртутный столбик термометра дополз до отметки 39,5 – вызвал «скорую».

- Что вы за мать?! – возмущенно заявила молодая особа в белом халате, когда убрала фанендоскоп от дрожащей худенькой спинки Аси. – У ребенка воспаление легких, немедленно госпитализировать!

Перепуганная, измотанная бессонными ночами и страхом за дочку Марина, насколько смогла быстро собрала необходимые вещи, одела пылающую внутренним жаром малышку, и крепко прижав к себе невесомое тельце села в машину «скорой»…

Пять дней Марина не отходила от постели дочки, спала в полглаза, пыталась кормить, но малышка ела как птенчик – ослабевший организм отказывался от еды. Маленькая ручка была в синяках от постоянных капельниц, а на попке вообще не осталось живого места от уколов. Никто из медперсонала не утруждал себя тем, чтобы объяснить Марине, что происходит с ее ребенком, от чего ее лечат и, главное - чем лечат. Материнское сердце замирало от неведения и жутких предчувствий… Ася угасала на глазах…

В палату заглянула медсестра и буркнула:
– Зайдите к лечащему.
Сердце на секунду остановилось, словно почувствовало беду…
- Мамочка! Не уходи! – еле слышно прошептала малышка. На виске девочки пульсировала синяя жилка. Под глазами залегли глубокие тени.
- Я очень скоро вернусь, радость моя! Я только к доктору и сразу назад.
Лечащий врач не сразу оторвал глаза от бумаг, в которые он что-то записывал. Марине казалось, что прошла целая вечность, пока он ее заметил, отложил ручку и заговорил. С трудом вникая в смыл того, что он говорил, Марина отчетливо услышала только одно:
- Остались считанные часы…

Она ничего не могла сказать, казалось горло схватили тисками, она ничего не чувствовала – ей можно было сейчас загонять иголки под ногти – она бы этого не заметила… Врач еще продолжал что-то говорить, но Марина не слышала, на ватных ногах она направлялась к палате, где лежала девочка, которая была смыслом ее бесполезной теперь жизни… и не смогла войти.

Что-то происходило вокруг -- передвигались какие-то люди, ушей достигали какие-то звуки, на стуле в коридоре сидела женщина и смотреть на нее было страшно… Марину покинули все чувства, мысли, она ничего не слышала, словно оказалась в вакууме. Сколько она так просидела – Марина не знала, время утратило для нее свое значение Вдруг вакуум взорвался – Марина услышала:

- Мама! Мамочка! Иди ко мне! Мама! Мама!

Сердце рванулось на зов, но… Марина не встала. Она просто не смогла…
Больше свою Асю живой она никогда не видела…

Единственная тяжелая и горячая слеза медленно сползала по щеке, собралась в большую каплю на подбородке и упала. На подушке, рядом с маленьким сопящим носиком образовалась круглое мокрое пятно. Марине на секунду показалось, что сейчас в этом месте появится прожженная дыра и это вернуло ее к сегодняшнему дню, к сегодняшнему малышу, который ничем не был похож на девочку, с которой она так и не попрощалась…

 

Сервисы

Календарь прививок

Индивидуальный график прививок для малыша

Рассчитать

Календарь беременности

Все что ты хотела знать о беременности

Рассчитать

Таблица прикорма

Узнай как правильно вводить прикорм

Посмотреть

Популярное

Как поздравила мужа самая богатая певица Украины

Как пить воду натощак, чтобы вылечить много болезней: японский метод

Хайден Панеттьери показала подросшую дочку и объяснила отсутствие кольца на пальце