Современная школа будущего: какая она? Интервью с основательницей альтернативной школы Mainstream

В этой школе изучают три иностранных языка, нет школьной формы, не нужны репетиторы и курсы для подготовки к ЗНО, обучение в удовольствие и с интересом, ученики восхищаются учителями, которые обращаются к ним на… вы.

Ты не веришь, что такая школа существует и уверена – это всего лишь фнатастика? Однако поспешим тебя заверить в обратном. Мы встретились с Оксаной Поенкоосновательница альтернативной школы Mainstream и предлагаем тебе узнать подробнее об этом удивительном образовательном учреждении в интервью ниже.

  • Оксана Поенко, основательница альтернативной школы Mainstream Правда ли, что ваши сыновья вдохновили вас на создание уникальной школы «Мейнстрим»?

Безусловно. Наш проект возник как собственная потребность в образовании детей. В свое время мы столкнулись с тем, что, доучившись до определенного момента в абсолютно прекрасной муниципальной школе, с хорошей репутацией, в которую, кстати,  я сама ходила, мы поняли, что, по сути,  неэффективность учебного процесса заставляет родителей учеников приглашать на дом неимоверное количество репетиторов. Причем все эти репетиторы, по сути, дублировали школьную программу. Также мы понимали, что из-за дополнительных нагрузок  нам придется отказаться от занятий спортом, а этого не хотелось. Ведь моим мальчикам нравилось заниматься спортом и это, априори, формирует человека в его физическом развитии…

Большую часть своей жизни я проработала в сфере образования. Я не хотела быть  сапожником без сапог и приняла решение создать свой образовательный проект. Почему бы и нет? Я хотела, умела и знала,  как эффективно все устроить по-другому… Мы получили лицензию и начали вести образовательную деятельность так, как мы это сами видели, – в форме такой себе мини-школы. Небольшое количество детей в классе – это наш осознанный выбор.

  • Небольшое – это сколько?

6-7 человек в классе –  это максимум, с которым преподаватель может работать эффективно. Как только детей становится больше 10, преподавателю, каким бы он ни был талантливым, уже физически тяжело отслеживать и понимать, насколько дети поняли и усвоили материал.

То есть, преподаватель получает обратную связь от ребенка в процессе обучения, а не после, устраивая для этого дополнительно какие-то контрольные по предмету. Формат маленькой группы позволяет это учение-общение делать в рамках круглого стола. Я считаю, что концепция изучения чего-то, смотря в спину своему однокласснику,  максимально неэффективна, а  общение и взгляд друг другу в глаза максимально способствует познавательной деятельности. Идет обмен мнениями, видна мгновенная реакция каждого…

Безусловно, когда в классе 30 человек, ситуация в корне иная. По сути, преподаватель коммуницирует только с первыми рядами. Остальные выпадают: начинают банально засыпать и отключаются от образовательного процесса.

Для нас важно, чтобы преподаватель общался в классе с учениками, чтобы он был не лектором, а модератором учебного процесса. А это возможно только в небольшой группе.

  • Поэтому в вашей школе на переменках не закладывает уши от общего шума и гама, а тихо, уютно и по-домашнему…

Безусловно, все это присутствует, но я о другом. Об адекватной человеческой среде. Когда в классе 30 человек, а в школе 1500 человек, то это уже толпа.  При небольшом количестве учеников, как у нас, в Mainstream School, ребенок чувствует себя человеком, а не представителем толпы. Которого изначально слышат, которому отвечают. Он – индивидуальность!

Ребенок младшей школы Mainstream

  • Ваша школа работает по системе менторства. В чем суть этой системы?

Урок в нашей школе проходит в лекционном формате, а преподаватель выступает модератором учебного процесса.  Его задача – подать исходную информацию, которую дети должны понять, услышать, осознать.

Учитель задает проблематику, используя вопросы и давая задания, которые способствуют работе детей либо в группе, либо самостоятельно… То есть ответы дает не преподаватель, его ищут дети. Понятно, что любой вопрос  имеет несколько вариантов ответа. Например, в истории есть общепризнанный ответ. Но есть вариант оригинальнее: а если бы события развивались по-другому, к чему бы это привело? По сути, такой подход формирует критическое мышление. И для того, чтобы оно возникло, ребенок, в любом случае, должен искать ответ, обращаясь к собственному запасу знаний.

Другое дело, ученик может быть согласен или нет, но критическое мышление возможно только тогда, когда есть определенная база информации, с которой можно работать.

  • Что еще отличает школу «Мейнстрим» от муниципальной общеобразовательной школы? В чем еще ее уникальность?

Безусловно, индивидуальный и дифференцированный подход к учебной деятельности. Кто-то усваивает быстрее, кому-то нужно больше времени, чтобы остановиться и понять суть вопроса или задачи.  А кому-то учитель может дать более усложненное задание. Очень эффективно, когда ученик прямо на уроке может раскрыть усвоенную информацию и тут же, благодаря обратной связи, получить  новый импульс от преподавателя и одноклассников.

  • Это очень мотивирует!

Конечно! Это групповое взаимодействие в познании чего-то нового. Выигрывают все: и ученик, который сам объясняет и еще раз повторяет материал, а значит, лучше запоминает тему. И, безусловно,  тот ученик, которому в формате диалога помогает понять новую тему его одноклассник. Это дает обоим хорошую внутреннюю мотивацию.

Далее, и это один из ключевых моментов, – этот диалог происходит не за партами, а за круглым столом.

Третий момент. В нашей школе форма обращения к ученику – уважительное «вы». И не просто уважительное: мы не относимся к ученику, как к ребенку, независимо от того, учится он в 5 классе или в 11-м. Это уже такое целостное общение преподавателя, в определенной степени на равных, без указаний «иди туда, сядь, успокойся» и так далее. При такой модели взаимодействия «взрослый-взрослый» дети реально перестают быть детьми в общепризнанном понимании – непослушными, хаотичными и т.д., и сразу же «взрослеют», становятся достаточно самостоятельными.

Мы создаем условия, при которых дети действительно не стесняются сказать «я не понимаю», не боятся неправильно решить задачу.  Потому что ошибки заставляют двигаться и развиваться дальше.  Это ключевой момент. Вместо формата «иди, поучи», у нас работает: «Хорошо, давай разберемся с этим по-другому, давай посмотрим на эту тему с другой стороны». В результате, у детей есть четкая уверенность, что они все равно разберутся, освоят тему и выполнят новое задание.

школы «Мейнстрим»

Такой формат обучения формирует у них еще один навык – проактивность. Когда, по большому счету, человек сам инициирует что-либо. Например, в самой простой учебной модели это выглядит так: «Я не понял, я не молчу и не ухожу в сторону, я говорю о том, что я не понял,  беру ситуацию в руки  и пытаюсь на нее повлиять». Это важно!  И ученику уже не комфортно в чем-то не разобраться  и не сделать задание, потому что группы маленькие.

В-четвертых, наша задача как школы, по сути, не просто сделать обучение комфортным. Мы хотим сделать его эффективным. У нас работает тройная коммуникация:  родители, дети и сама администрация школы. Если что-то не так, мы всегда слышим, разбираемся и, соответственно, улучшаем.

У нас нет системы классного руководства, а есть прямая коммуникация по предметам с конкретными преподавателями. Учитель может быть ментором-наставником у детей из разных классов. Если ребенку интересен конкретный предмет, и он нацелен особенно развиваться в этом направлении,  преподаватель обеспечивает ему эту возможность. К примеру, ребенок хочет попробовать себя в олимпиаде, учитель уделяет время для того, чтобы подготовить его.

Причем, не администрация  говорит: «У нас есть олимпиада, отправляем троих детей». Это зрелость самого преподавателя с учеником, когда они сообщают нам: «Мы готовы и мы хотим пойти». Если ребенок проявляет желание, не важно, готов он к этому или не готов, преподаватель всегда будет тем человеком, который поможет ему подготовиться, избавиться от страхов, созреть и принять участие.

  • «Вы не представляете, какая разница между людьми, которые просто приходят на работу, и людьми, которые влюблены в литературу или в химию!», это я услышала от одного из учеников вашей школы…

Да, наши преподаватели, действительно, профессионалы в своей области и любят свой предмет. Эти люди  прожили жизнь в своем предмете и пропустили его через себя.  Они не пересказывают учебники или материалы из других источников. Они даже не передают свой опыт, навязывая его детям. Они задают вопросы,  предлагая проанализировать. И дети сразу же это очень чувствуют, понимая, что с ними разговаривают. А раз это диалог, то и они себя ведут совершенно по-другому.

  • А как насчет домашних заданий?

Ну, что такое домашнее задание вообще в образовании на сегодняшний день? Это некие задания по какой-то теме, которые выполняют функцию закрепления материала. Причем, без учета разобрался ли,  интересно-неинтересно, понял ли ребенок этот материал, – он должен выполнить задание. 

Мы же не исключаем домашнее задание как таковое. Просто оно теряет свое значение тогда, когда ребенок максимально продуктивно работает непосредственно на уроке. В школе «Мейнстрим» по некоторым предметам домашней работы нет вообще, ученики получают на дом незначительное количество заданий для того, чтобы просто понимать: да, я точно разобрался, я могу это сделать самостоятельно. Это занимает незначительное количество времени.

  • В таком случае многие родители освобождены от роли полицейского по контролю за выполнением домашних заданий… 

Это правда. По сути, родители контролируют учебу через электронный журнал – это качественная характеристика учебной деятельности, в которой можно отследить динамику, что лучше получается, где сильная сторона, где нужно доработать. У нас нет родительских собраний. Вся коммуникация с родителями по поводу учебной деятельности их ребенка у нас проходит только в индивидуальном формате, когда родители встречаются с каждым преподавателем…

То есть, родители в какой-то момент просто начинают доверять школьникам.

А еще наши родители перестают жить постоянно в этой панике, когда что-то в школе плохо и тебя вызывают к учителю. И со временем они просто отвыкают от неадекватного варианта взаимодействия родителей и школы.

Оксана Поенко

  • У вас нет школьной формы…Есть точка зрения, что в этом случае дети начинают кичиться дорогими вещами, стараясь выделится за счет дорогих гаджетов и таким образом утвердиться, повысить свой авторитет…

У нас нет этого абсолютно. Когда адекватная среда, дети, собственно, и одеваются абсолютно спокойно и сдержанно. Наши преподаватели просто им создают условия, при которых формируются совершенно другие ценности. Когда ценности у учителей и школы другие, дети, хочешь, не хочешь, принимают эти ценности. И они им, на самом деле, нравятся. И даже если у ребенка, скажем, неимоверно великолепный телефон, то в сознании доминирует другое: да, он есть, но это – не ценность. Когда они видят, что может быть что-то другое, они, как бы, и тянутся к этому другому.

  • А как насчет подготовки к ЗНО? Нужны ли еще репетиторы, дополнительные курсы старшеклассникам вашей школы?

В нашем формате этого нет. Они готовятся в рамках школы в первой половине дня к ЗНО, и им не нужны никакие дополнительные репетиторы или занятия. Зачастую результаты экзаменов ЗНО могут быть хуже только потому, что это стрессовая ситуация, ребенок волнуется,  не знает, как себя вести, переживает, что ухудшает, собственно, результаты. Очень важно, что при подготовке к ЗНО психолог и  преподаватели  отрабатывают с каждым ребенком психологические моменты, отслеживают эмоции с поправкой на особенности личности.

  • Каких детей вы принимаете в школу? Есть ли тестирование?

Мы не говорим о том, что принимаем в детей выше среднего уровня. Мы решаем учебную задачу и учебную проблему. В школу приходит ребенок со своим уровнем знаний, отношением к учебе и мотивацией. Задача «Мейнстрим» как образовательного учреждения – исправить эту ситуацию к лучшему: дать ребенку знания, помочь достичь большего и раскрыться, найти интересные моменты. В этих условиях школьник раскрывается. Отличительная особенность Mainstream School – какой бы ни был уровень у ребенка, у него всегда будет позитивная учебная динамика.

  • Можно ли перейти в вашу школу посреди учебного года?

Безусловно, можно. Если честно, такие волны перехода в нашу школу есть в начале сентября, в декабре, после окончания четверти. Если ребенок приходит в середине года, особенно в старших классах, когда у него уже некая база знаний или ее отсутствие, если это нельзя исправить в рамках небольшого класса, тогда  преподаватель отдельно с ребенком отрабатывает упущенные моменты, чтобы включение в группу произошло как можно быстрее. При этом планку для групп не снижаем… 

Подготовила интервью Иванна Слабошпицкая

Сервисы

Календарь прививок

Индивидуальный график прививок для малыша

Рассчитать

Календарь беременности

Все что ты хотела знать о беременности

Рассчитать

Таблица прикорма

Узнай как правильно вводить прикорм

Посмотреть

Новое на сайте

Мама, дай конфетку! А сколько сладостей можно давать детям без вреда для здоровья?

Под Киевом покажут уникальную древнюю коллекцию

В Україні відзначать Всесвітній день передчасно народжених дітей

Берем пример: мама четверых детей Валентина Хамайко гордо продемонстрировала пресс!

Как звезда: 5-летняя дочь Кристины Агилеры вышла на сцену поддержать маму

Кубик на кубик: 10 новых развивающих игр с кубиками Лего для малышей